"Я рассказал о раболепии и долготерпимости нашего народа"

Рубрика: Общество в 10:35
"Я рассказал о раболепии и долготерпимости нашего народа"
В мае 1945 года Красная армия освободила остров Борнхольм, а в апреле 1946-го спешно покинула его. Что заставило советские войска уйти с датской территории?

О малоизвестном событии Второй мировой войны рассказывает член Союза писателей Санкт-Петербурга, автор исторического романа «Мимо острова Буяна» (издан в России под псевдонимом Могунов) Петр Котов.

"Я рассказал о раболепии и долготерпимости нашего народа"

«Работая над романом, я неоднократно бывал на Борнхольме, объездил остров вдоль и поперек, что, впрочем, несложно, ведь его площадь всего 588 квадратных километров. Общаясь с местными жителями, в том числе и с теми, кто еще помнил русских солдат, я, к своему удивлению, понял, что датчане называют время пребывания наших войск однозначно — оккупацией. Советская пропаганда трактовала это помягче — как „вынужденное присутствие“.

Но прежде чем рассказать об уходе Красной армии с Борнхольма, хочу напомнить, как проходило освобождение острова от немецкой оккупации. Началось с того, что 7 и 8 мая 1945 года советская авиация осуществила массовые бомбардировки борнхольмских городов. Это было сделано якобы для того, чтобы подавить сопротивление немецкого гарнизона, не желающего добровольно сдаваться. Но при этих бомбардировках не погиб ни один немецкий солдат. Зато жертвами стали 10 мирных жителей острова и десятки были ранены. В главном городе Борнхольма Ренне в результате советских бомбардировок были полностью разрушены 360 домов, 1200 повреждены, целыми остались всего 200. Аналогичная картина и во втором по величине городе Нексе, где уцелели лишь 147 домов. В результате около пяти тысяч жителей двух городов остались без крова. Таковы результаты бомбардировок. Когда вся Дания ликовала и праздновала освобождение от немецкой оккупации, жители Борнхольма были в шоке и трауре. За всю Вторую мировую войну страна не знала таких разрушений, как за два дня на Борнхольме, тем более, что они случились уже после капитуляции немецких войск в Дании.

Непосредственное освобождение острова от деморализованной немецкой группировки силами одного десантного батальона началось 9 мая. В последующие дни на остров начали высаживаться и другие части. Все освобождение прошло быстро и бескровно. Хотя немцев на острове было более десяти тысяч, они сдались без боя, понимая, что сопротивляться бессмысленно, а ждать английские войска, которые освобождали всю Данию, уже бесполезно.

Что же делал на маленьком острове такой большой немецкий гарнизон? Никакой стратегической роли остров не играл в той войне, просто весной 1945-го Борнхольм стал крупной перевалочной базой для эвакуации отступающих из Пруссии немецких войск. Война подошла к концу, пал Берлин, а на Балтике стоял остров, полный немецкой техники и солдат. Вероятно, это одна из причин, по которой Сталину пришла в голову мысль высадить наши войска на датском острове уже после фактического окончания войны. Датские историки послевоенного периода обычно достаточно сочувственно писали, что понимают мотивы СССР в неожиданном занятии острова Борнхольм, так как наступающим в германской Померании советским войскам требовался надежный тыл. В этих словах есть доля истины. К этому можно добавить и официальную версию руководства СССР: „Приняв участие в освобождении датской территории, и держа остров в своих руках, мы приобрели равные права с союзниками в решении всех датских дел“.

"Я рассказал о раболепии и долготерпимости нашего народа"

А вот, например, герои моего романа — русские офицеры, пытаются рассуждать, и анализировать ситуацию несколько в другом ракурсе. Одна из версий, которая высказывается ими, более прозаична: Борнхольм — это чрезвычайно важный, стратегический клочок суши в Юго-Западной части Балтийского моря. Практически непотопляемый крейсер. И Сталин был не прочь прибрать этот „кораблик“ к своим рукам, создав тем самым военно-морскую базу под боком у капиталистов. Эта версия не просто художественный вымысел, она имеет косвенное подтверждение. Известный у нас в стране человек — бывший председатель ЦИК России Владимир Чуров, прочитав мой роман, рассказал, что его отец, будучи военно-морским гидрографом, летом 1945 года выполнял задание командования по рекогносцировке занятого нашими войсками Борнхольма в составе специальной группы во главе с контр-адмиралом Евгением Шведе. Было составлено полное военно-географическое описание острова, спланированы точки размещения батарей, порта, рейдов для военных кораблей, укрепрайонов, казарм и т. п. Это явное доказательство того, что на острове рассчитывали остаться надолго.

Но датчане — и местные власти, и правительство в Копенгагене надеялись, что советские войска пробудут на острове лишь несколько дней, самое большее — несколько недель. Ведь они прибыли, чтобы заставить немцев сдаться. И поэтому все считали, что как только последний немецкий солдат будет разоружен и вывезен с острова, советские войска также покинут Борнхольм. Кстати, вывоз немцев с острова был организован датчанами на всех имеющихся на острове плавсредствах, включая рыбацкие лодки. Немцев доставляли в Германию в город Кольберг, где находились наши войска. В Кольберге у них отбирали все ценные вещи и отправляли маршировать дальше — в советские лагеря… Борнхольмцы были рады видеть отплывающих немцев, но их радость сменилась унынием, когда они увидели, что первое же судно, вернувшееся на Борнхольм из Кольберга, привезло на остров тысячу русских солдат, а вместе с ними прибыла военная техника, лошади, фураж и даже коровы и свиньи. Наши обосновывались на острове капитально и надолго.

У меня часто спрашивают, как вели себя русские солдаты на Борнхольме по отношению к местному населению? К сожалению, в первые дни и даже недели после освобождения было отмечено очень много случаев краж и грабежей со стороны русских. Особенно много было украдено велосипедов. Наверное, в Германии это было обычным делом, но Дания была дружественной страной, пострадавшей от оккупации. По воспоминаниям местных жителей, русские выпили все запасы спиртного на острове, вплоть до парфюмерных жидкостей. Как мне рассказывал непосредственный участник освобождения Борнхольма Владимир Степанович Топтунов — в то время капитан, начальник штаба батальона, в его части был трагический случай, когда несколько солдат насмерть отравились техническим спиртом. Но вскоре этот беспредел был резко прекращен. Командование советской группировки навело порядок, и какие-либо противоправные действия со стороны русских солдат почти прекратились.

Объективности ради надо сказать, что, когда последний советский солдат покинул Борнхольм, в датской газете Politiken было опубликовано официальное сообщение, которое заканчивалось словами: „Русские войска оставят о себе наилучшие воспоминания, их дисциплина была примерной. Они пришли как друзья и принесли с собой освобождение. Мы никогда этого не забудем“. Кроме того еще в июне 1945 года специальным указом датского короля Христиана Х генерал Ф.Ф. Коротков — командующий советским оккупационным корпусом, был награжден орденом „Большой крест“, а ряд офицеров, участвовавших в освобождении Борнхольма, — медалью „Свобода“. И все же ответа на вопрос, почему советские войска неожиданно и спешно покинули Борнхольм, я так и не узнал. К сожалению, документы на этот счет пока не доступны, если вообще они существуют. Одна из самых вероятных версий — это то, что могли последовать какие-то переговоры, договоренности с союзниками. Советский Союз был тогда не в состоянии противодействовать нажиму со стороны США и Великобритании. Не исключено, что от Сталина прямо потребовали вывода войск, либо он сам решил не обострять ситуацию и уйти с Борнхольма.

"Я рассказал о раболепии и долготерпимости нашего народа"

В историческом музеев Ренне представлено немало экспонатов и фотографий по теме Второй мировой войны, в том числе о присутствии на Борнхольме советских войск. На лютеранском кладбище в городке Аллинге на северо-западе острова есть небольшой мемориал, где захоронены 30 советских военнослужащих. Когда в 2014 году роман „Мимо острова Буяна“ вышел в Дании в переводе известного историка и писателя профессора Бента Енсена, первая презентация была на Борнхольме. Местные жители убеждали меня, что на самом деле боев с немцами не было и все захороненные русские солдаты умерли от ран и несчастных случаев, от болезней и бытовых травм. Вполне возможно. Но я считаю, что это неважно. Они — солдаты, которые окончили свой боевой путь вдали от родины, выполняя свой воинский долг. На памятнике, установленном на кладбище, начертано на русском и датском языках: „Вечная слава русским богатырям, погибшим в боях с немецкими оккупантами“.

Здесь всегда царит идеальная чистота и порядок — датчане ухаживают. Но цветы и венки на могиле и у памятника появляются нечасто. Точно знаю — ежегодно 9 мая от имени советского, а теперь российского представительства в Дании. В одну из поездок я посетил этот мемориал вместе с Бентом Енсеном — автором самого полного документального исследования событий на Борнхольме во время пребывания там советских войск. Я принес букет красных роз, а он мне прямо сказал: „Извини, но цветы на могилу оккупантов никогда возлагать не буду“. Это его право и позиция. Бент мне много рассказывал о настроениях жителей Борнхольма в то время, когда на острове находились советские войска. Датчане не понимали, что здесь делают русские. Их присутствие для борнхольцев было ничем не обосновано. Население острова в то время составляло 45 тысяч человек, а оккупационный корпус имел численность около десяти тысяч.

К тому же датское правительство оплачивало содержание этого войска. За время нахождения на Борнхольме, сухопутные части совместно с военно-морским флотом и авиацией провели несколько тактических учений по защите острова от „условного“ врага. При этом взрывались отнюдь не „условные“ снаряды, высаживался реальный десант, перекрывались дороги по всему острову… Выходит, что официальное заявление правительства Дании о „наилучших воспоминаниях и примерной дисциплине“ — не более чем дипломатический реверанс в сторону СССР. Датчане очень миролюбивый и толерантный народ.

И в конце — один забавный факт. Буквально с первых дней оккупации наши в лучших традициях советской пропаганды начали развешивать на улицах борнхольмских городов портреты Сталина. Не знаю, удалось ли за 11 месяцев привить датчанам любовь к вождю народов, а вот главные герои моего романа ведут на свой страх и риск постоянный диалог на запретные темы: культ личности, коллективизация, массовые репрессии… Я считаю, что тема сталинизма актуальна сегодня как никогда. К сожалению, у нас до сих пор очень много людей, продолжающих оправдывать Сталина. Немало и тех, кто поклоняется этому палачу, загубившему миллионы невинных душ. Почитают, превозносят его роль в Великой Отечественной войне, таскают на демонстрациях портреты Сталина, носят цветы на его могилу. Разве можно себе представить, чтобы, например, в Германии на публичном мероприятии безнаказанно появились портреты Гитлера? Поэтому мне хотелось поднять в своем романе тему раболепия и долготерпимости нашего народа. Ужасно, когда люди обожествляют руководителей государства, потом, когда их низвергают с трона, начинают дружно охаивать и топтать „горячо любимых вождей“.

Как писал философ Николай Бердяев еще 100 лет назад: „Россия — страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности“. Рабская натура, низкопоклонство перед начальством, любовь к вождям, замешанная на страхе, увы, продолжают и сегодня определять в огромной степени судьбы людей и нашей страны в целом».

Источник: www.rosbalt.ru
Источник новости - Новости в рубрике Общество


Комментарии:
Оставить комментарий:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комменты ФБ

Новости спорта

Все последние новости спорта

Экономика и новости бизнеса

Все новости экономики

Новости науки и техники

Все новости технологий